Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:31 

shh.
на завтра мне нужна речь, где по традиции я обязана рассказать, какой клевый у меня диплом — и такая вот школа, и такой вот стиль, и идею мою оцените, что уж до философии. сколько мне цитировали выступления прошлых дней, — все это было глупо и смешно. не понимаю, какой смысл рассказывать что-то, помимо элементарного «здравствуйте, меня зовут так и так, в моем дипломе то и это». рассказ и то, что мастер упорно называет повестью. ну, пусть так. «спасибо уважаемым членам комиссии»
одни мастера говорят, что спорить с оппонентами нужно. другие — ни в коем случае. практика прошлых групп, опять же, показывает, что последние правы. и доказывает невозможность полноценной, адекватной защиты. одна наша прекрасная девочка с очерка и публицистики выпускалась с темой «Современная тюремная проза», — сама концепция наших дипломов очень различна: если у нее хоть какой анализ, работа над, то у нас только художественные тексты. но. но даже в этом случае ей повезло нарваться на абсолютную какую-то неадекватность людей, учивших нас не один год. цитирую: «всюду скачут, как нацики на майдане, чьи-то суждения», «а бараки присутствуют лишь в фамилии дипломницы», «но случись в России или Белоруссии свой майдан, и они легко перескачут в лагерь фашистов» и мое любимое: «я не читал книг Олиневича, Косово и Володарского, но, судя по описанию их Б., это эпизоды из жизни придурковатых отморозков, имеющих в голове вместо мозга приемничек, настроенный на волну Радио Свобода». серьезно? не читал книг по работе своей дипломницы? ни о майдане, ни о фашизме, ни о политике вообще девочка не писала. черт возьми, она проводила работу над современными текстами чужой руки. а господа оппоненты, похоже, в очередной раз забыли, что мы пришли сюда не соответствовать чьим-то ожиданиям, и уж тем более — не ублажать их взгляды на себя и мир. совсем юными и наивными пять лет назад мы строчили свои вступительные работы, корпели над этюдами и краснели во время собеседования с одной целью: наше слово просило голоса. и вот, когда он прорезался, нам затыкают рты.
вообще, нас постоянно готовили к тому, что мы никому не будем нужны. что все, создаваемое нами, сохранит нас, но уйдет дальше — в поток времени, сознаний, процесса. написанное с последней поставленной точкой перестает принадлежать нам, а потому может судиться как угодно. возможно, в понимании дипломной комиссии они таким образом преподают нам последний урок в этих стенах. ну хорошо. мы адекватно воспринимаем критику. нам лестны авторитетные отзывы. мы, в конце концов, умеем посмеяться над бредом и над собой. вот только зачем вести с нами эту неясную игру, откуда мы по умолчанию не сможем выйти победителями?
я понятия не имею, что произойдет завтра, и с какой оценкой я уйду. это вообще сама по себе забавная ситуация: наши тексты два человека превращают в цифру) мне трудно представить что-то глупее. уважаемый Д. еще на госах вполне прозрачно намекнул мне, что недоволен. я огорчилась поначалу, но сейчас думаю — к счастью. я в самом деле счастлива не нравиться вам, господин Д. в противовес его мнению — мнение одного из мастеров, П. он хотя бы писатель, если бы это что-то значило. ну и голос нашего мастера. на оценку он никак не влияет.
не знаю.. не буду ничего готовить, ни строчки. если текст пусть даже самого гениального автора нуждается в дополнительных пояснениях, то у меня для него плохие новости. я и вовсе не заслуживаю столько внимания.

URL
Комментарии
2016-07-05 в 21:49 

«я не читал книг Олиневича, Косово и Володарского»

Уж не Петра ли Косово, он же Силаев?

2016-07-05 в 22:44 

shh.
bad_day_for_business, его самого.)

URL
   

только тишина.

главная